Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Боевой Хомячок

Памяти Александра Зиновьева

РУССКИЙ АРИСТОТЕЛЬ



Россия в двадцатом веке дала миру множество гениев и героев практически во всех областях знания, науки, техники, искусства, литературы, военного дела. Их имена стали широко известны и почитаемы. Нашей стране и народу есть чем гордиться. Двадцатый век, несмотря на невиданные испытания, трагедии и беды можно с полной уверенностью назвать веком России. Именно наша страна, а не какая другая вела человечество вперед. Мы добились поистине неслыханных успехов, что особенно удивительно, учитывая нечеловеческие условия и трудности, в которых эти успехи достигались. Особенно велики прорывы России в области науки. Именно наша наука двинула вперед так называемый технический прогресс и создала технологии, которые столь необходимы современному миру для выживания.
Среди русских гениев двадцатого и двадцать первого веков Александр Зиновьев стоит особняком. Одиночка. Он и сам давал себе это определение еще при жизни. И давал его не как характеристику, а как условие своего творчества и интеллектуального подвига. Только одиночка и мог сделать то, что сделал Зиновьев в науке.
Его жизнь была бурной и полной. Я не встречал человека, у которого был бы такой жизненный путь. Сын крестьянина, с детства привыкший к тяжелейшему труду. Арест в сталинское время. Война, которую Зиновьев прошел летчиком-штурмовиком. Московский Университет. И наука, наука, наука. И в науке сплошная борьба, зависть, препоны. В конце семидесятых за границей выходит книга «Зияющие высоты». Перед Зиновьевым ставят выбор – или тюрьма или эмиграция. Зиновьевы, против своей воли, покидают страну. Начинается долгая, в двадцать один год, жизнь на чужбине, где Александра Александровича ценят совсем иначе, чем на его родине. В 1999 году Зиновьев вернулся в Россию. Совсем другую страну.
Еще живя на Западе, Александр Зиновьев предупреждал о трагических последствиях, которые ждут Россию с началом горбачевской перестройки. Для него вообще, как для настоящего ученого, была свойственна бескомпромиссность и беспощадная точность и ясность в оценках исторических персонажей и явлений жизни. Катастройкой назвал он начавшуюся беду в России и предателями тех, кто ее начал. Даже Горбачев обиделся на такое определение. Тогда еще многим могло это показаться странным, но как же он оказался прав в своих прогнозах! Он кричал, его не слышали. Он доказывал, никто не хотел верить. Страна оказалась равнодушной и глухой к предостережениям мудреца и проиграла.
Во время захоронения праха Александра Александровича, один очень умный и переживающий о России человек сказал мне, что вся наша жизнь и судьба самой страны сложились бы совсем иначе, если бы власть научилась слушать и слышать таких людей, как Зиновьев. Я уверен, что было бы именно так, не случилось бы, что случилось, но власти как раз, такие как Зиновьев не нужны. Не только не нужны, но и опасны. Опасны своим всепроникающим пониманием самой сути явлений и событий. В этом и секрет внешней невостребованности Зиновьева.
Зато для русских людей Зиновьев очень даже востребован. Его мало. До сих пор не издано полное собрание сочинений. Многих книг не найти днем с огнем. И это при том, что главное сейчас для нашего народа (по Зиновьеву) это понять то, что происходит в мире, на Западе и в нашей стране.
В своих прогнозах относительно России и русского народа Александр Александрович был предельно беспощаден. Он не давал нам, русским, и России никакого будущего, если сохраниться статус кво. Но его интеллектуальная беспощадность вовсе не были банальным пессимизмом политика или философа. Он говорил суровые вещи не для того, чтобы огорчить или расстроить людей, а для того, чтобы побудить к действию. Чтобы заставить людей хотя бы попытаться изменить положение вещей, понять явления и принимать решения.
Он был очень переживающим человеком. Сам он говорил об отсутствии у него эмоций в отношении того, что он изучает. Да, это, безусловно, так. Как ученый он был именно таким, точным и бесстрастным. Но как человек, он не производил впечатления человека бесстрастного. Он глубоко и тяжело переживал и чувствовал все то, что происходит с Россией и русским народом. Даже свое возвращение в Россию он объяснял так: «Хочу умереть вместе с моей Родиной». В этой фразе, вовсе не театральной, заложена необычайная глубина зиновьевских суровых раздумий.
В социологии Зиновьев совершил настоящую революцию. О ней умалчивают, смеются, лгут, но рано или поздно этот факт станет всеобщим достоянием. Это прекрасно понимают многочисленные социологи. Они только не могут принять и признать его открытий и самого метода зиновьевского изучения общества, иначе им пришлось бы отбросить весь свой предыдущий опыт и знания. Ни в одном справочнике по социологии нет такого социолога – Зиновьев. И это при том, что Александр Александрович первым получил премию Токвиля за свое изучение коммунизма. Зиновьев первым среди ученых стал изучать общество с научных позиций на основе логики и методологии науки. Никто до него этого не делал.
Бессмысленно перечислять его достижения в логике, социологии, философии, литературе, изобразительном искусстве. Широта его, по определению академика Гусейнова, ренессансного гения удивительна. Будущие поколения, отстоя от нашего времени на годы, может, на века, скажут о нем гораздо лучше нас, современники. На его могильном камне на Новодевичьем кладбище написано: Александр Александрович Зиновьев. Мыслитель, гражданин. Это простое и точное определение единственно возможное и понятное для нас, живущих сегодня.
Со смертью Зиновьева началась его новая жизнь. Она будет очень долгой, его мысль и его творчество дадут всходы, о которых нам сейчас трудно судить. Наш долг перед Александром Александровичем и перед Россией состоит в том, чтобы сберечь и донести до миллионов его великое наследие.


Антон Купрач